Царская семья Николая II была спасена и вывезена из России

Загадки истории /
Николай и его семья были эвакуированы через подземный ход в ипатьевском доме за границу. Чтобы скрыть этот факт расстреляны были добровольцы, доставленные в ипатьевский дом через тот же подземный ход. Об этом рассказал сам Николай II в 1931 году архиепископу Феофану Полтавскому...

Можно ли доверять арх.Феофану? Арх.Феофан — бывший царский духовник и хорошо лично знал Николая Романова. Этот человек один сумел противостоять ереси м.Антония Храповицкого в РПЦЗ и его стараниями в 1932 г в РПЦЗ было анафемствовано масонство. Аскет и молитвенник, закончивший свой жизненный путь в затворе.

Дело спасения Царской Семьи совершилось по инициативе и с благословения одного из высших иерархов Российской Православной Церкви Митрополита Московского и Коломенского Макария (Парвицкого). Оно было организовано и разработано восемью гвардейскими офицерами под начальством генерала Порохова. Они сумели проникнуть в охрану “дома Ипатьева”, где находились Царственные узники.

Надо полагать, что переодевшись красноармейцами, они сумели проникнуть в охрану дома Ипатьева и подменить добровольцами все Царское Семейство. И скорый расстрел и сожжение останков “двойников” Царственных Узников были вызваны отнюдь не соображениями внешней опасности (захват белыми), а только внутренними мотивами — желанием скрыть происшедшее и не дать возможности кому-либо установить точно, кто именно был расстрелян в ту июльскую ночь 1918г. в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге.

Трудно говорить о таком засекреченном деле. Имеется немалая литература по данному вопросу на разных языках. Опубликованы секретные письма коронованных особ Европы, родственных Дому Романовых, написанные в свое время условным языком. Авторы различных исследований расходятся только в деталях, но в главном утверждают, что все Царское Семейство было спасено и вывезено из России. Но далее все покрывает непроницаемая тайна, и тайне этой уже много лет.

В спасении Царского Семейства повторился мученический подвиг Ивана Сусанина и его малолетнего сына, добровольно отдавших свою жизнь за спасение юного Царя, первого в Доме Романовых. И вот за последнего в том же Доме Романовых многие, очень многие отдали свою жизнь!

Великий грех цареубийства в некотором смысле, и только в некотором, был снят с совести российского народа. Нашлись самоотверженные, героические люди, готовые на мученичество, они с радостью отдали свою жизнь за жизнь Царя, помазанника Божия.

Что это — легенда? Слухи? Но слухи эти живут и среди русской эмиграции за рубежом, и в самой России.

И главным источником слухов за границей была Августейшая Мать Государя Николая Александровича, Государыня Императрица Мария Федоровна, жившая тогда в Дании. Ее слова передавались из уст в уста: “Слава Богу! Государь и его сын, Наследник, живы!” Дальше она ничего не говорила и никогда не присутствовала ни на одной из торжественных панихид, устраиваемых ежегодно за рубежом. Это чрезвычайно веский аргумент в пользу этой версии!

Из бесед с Владыкой Феофаном об этой тайне можно заключить, что сам он не был абсолютно уверен в несомненности этого слуха, так как не располагал убедительными фактами. Утверждение Пороховых, мнение Императрицы оставляли место для сомнений. Только встреча со здравствующим Государем, которого он знал лично, могла развеять его сомнения. “Уж я-то, — говорил Владыка Феофан, — смогу удостовериться: Государь передо мною или все великий обман. Но меня обмануть нельзя. Я могу спросить о таких подробностях, о которых знали только я и Государь”. Архиепископ при этом полагал, что для встречи со спасенным надо будет куда-то ехать.

Близким людям, оставшимся в Болгарии, Владыка Феофан обещал письмом сообщить о встрече с Государем, если он точно удостоверится в его подлинности.

И вот вскоре после его отъезда из Болгарии было получено письмо, в котором Архиепископ Феофан лаконично сообщает: “Никаких сомнений нет! И ездить никуда не надо...”

Это означало то, что у Архиепископа Феофана нет уже и тени сомнений, что Государь Император Николай Второй действительно спасен и жив и что Архиепископ Феофан его лично видел и имел с ним беседу, убедившую его в том, что перед ним был настоящий Государь…

Конец фразы “и ездить никуда не надо” показывает, что или сам Государь был на квартире Пороховых, или он был где-то в Париже, и Владыка имел там с ним встречу…

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.